четверг, 20 января 2011 г.

Всякосудие и разноуставие

Завтра в одной московской газете должна выйти публикация об обстоятельствах уголовного дела против актёра Театра Европы Адриана Ростовского (предыстория: раз, два, три, четыре). За время каникул ситуация двинуться не могла ни в какую сторону, но можно было рассчитывать, что после каникул начнётся движение по обращению Адриана к депутату ЗАКСа Алексею Ковалёву. Судя по моим телефонным разговорам с Адрианом и референтом Ковалёва Ольгой Ким, движение если и будет, то очень непрямое и задумчивое.

Знаете, в чём основная сложноть? Как мне было сообщено, ЗАКС не имеет инструментов для контроля за соблюдением законов и конституционных прав граждан.  Услышав это, я слегка офонарел, так как только что прочитал про такие инструменты в Уставе Санкт-Петербурга. Один инструмент называется депутатский запрос. Он, правда, довольно старательно доведен до малопригодности самим ЗАКСом - в отличие, например, от Московского закона о Городской Думе, которым дозволено депутатски запрашивать чиновников всех городских мастей, в Питере депутатский запрос, после всех поправок, принятых на его счёт, может быть отправлен только строго по вертикали - губернатору СПб и никому другому. Видимо, это такой местный специалитет. Все вопросы - только к Матвиенко, раз она за всё отвечает. Вы слышите моё горькое "ха-ха"? Ха-ха!

Почему бы, впрочем, не запросить её и о том, почему на её ленной територии в отношении гражданина Ростовского не соблюдаются законы и почему раз за разом нарушаются его гражданские и конституционные права (что вполне подтверждено документом за подписью заместителя прокурора города). Не вижу, почему бы не запросить. Но вот, насколько я понял по разговору, не только господин Ковалёв стесняется к этому подступиться, но и постоянная комиссия ЗАКСа по вопросам правопорядка и законности не считает тему ей подведомственной - сигнал об этом поступил со ссылкой на юрисконсульта комиссии. Тут я буду ещё звонить, потому что юрисконсульт определённо что-то не так понял. Название комиссии как-то странно с его мнением не совпадает.

Так вот, о депутатском запросе. В качестве, вероятно, компенсации к чрезмерной концентрации депутатских запросов на питерком губернаторе, депутатам даден еще один механизм, который называется "депутатское обращение" (см. пункт 5 статьи 53 Устава СПб). С депутат может обращаться "по вопросам, связанным с его депутатской деятельностью" уже не только к губернатору, и на это обращение должностные лица должны отвечать в течение 15 дней. Чем это хуже депутатского запроса, я, честно говоря, не понимаю, но общение с моими источниками сформировало устойчивое впечатление, что "депутатское обащение" - это секретное оружие, которое не применяется просто так, бережется на самый чёрный день. О возможности его использования никто не упоминал ни разу. Вот в следующей беседе и спрошу.

В планах также обращение к уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге Алекею Козыреву. Тоже, я надеюсь, будет интересный опыт, которым не грешно будет поделиться.

Из разговоров, ассоциативно связанных с этой историей - наблюдение одного практикующего юриста, который сказал, что число "дел-перевёртышей" (когда следствие делает обвиняемым потерпевшего) в Питере растёт какими-то жутковатыми темпами, и некоторые случаи - как и случай с Ростовским - "переврачиваются" уже после принятия решения о виновности настоящего нарушителя. Просто ставлю на этом наблюдении галочку.

Take care.

Комментариев нет: