среда, 20 февраля 2013 г.

Вредный железнодорожник

С.Ю.Витте

С.Ю.Витте (портрет работы И.Е.Репина)



Будущий первый председатель Совета министров Сергей Юльевич Витте получил приглашение пойти на госслужбу во многом из-за того, что однажды разругался чуть ли не лично с Александром Третьим. Витте работал тогда управляющим частной компанией, Обществом Юго-Западных железных дорог, и в 1886 году не разрешил поставить в голову царскому поезду, проходившему его участок, два мощных грузовых локомотива (царь предпочитал ездить с ветерком). Кто-то из свиты начал на Витте орать, требуя выполнения высочайших пожеланий, на что Витте возражал в том духе, что не имеет ни малейшего желания видеть государя свернувшим шею по его, Витте, вине – пути не были предназначены для таких скоростных режимов. Александр III этот шкандаль слышал, был им раздражён и преисполнился к наглому железнодорожнику самыми недобрыми чувствами.

А в 1888 году случилась знаменитая Боркская катастрофа. Семь вагонов царского поезда сошли с рельсов, погибло множество людей из прислуги, а сам царь получил повреждение почек, которое через несколько лет привело к развитию хронического нефрита и смерти пациента. Но тогда, в 1888 году, Александр вспомнил наглого железнодорожника и приказал привлечь его в комиссию по расследованию крушения, а затем предложил ему место начальника Департамента железнодорожных дел, только что образованного при Министерстве финансов. Витте отказался, пояснив, что при его нынешнем жаловании (40 тысяч рублей в год) переходить на скромный государственный кошт (8 тысяч рублей) он не видит никакого резона. Александр не мог переиграть уже утверждённый бюджет ведомства, но предложил доплачивать ещё 8 тысяч в год из своего кармана. Плюс перспективы роста, возможно, добавил он. Витте скрипнул карманом и согласился.


В феврале 1892 года он получил портфель министра путей сообщения, а в декабре того же года стал министром финансов – на следующие 11 лет. По его инициативе были введены «винная монополия», практически решившая большинство проблем государственного бюджета империи, и золотой стандарт в русском денежном обращении, обеспечивший тогдашнему рублю невиданную устойчивость (например, даже во время Русско-Японской войны обмен кредитных билетов на золото не прекращался).


Вот такие бывали наглые железнодорожники в былые времена.


Share






via WordPress http://ispace.ru/barros/2013/02/20/3633

Комментариев нет: