среда, 19 марта 2014 г.

воскресенье, 16 марта 2014 г.

Пара тезисов о том, как развивается ситуация

Написано в фейсбуке неделю назад (а ощущение такое, что минимум месяц прошёл). Актуальность сказанного пока подтверждается полностью.




Некоторые соображения по тому, как развивается ситуация.

Если бы система Россия-Украина была замкнутой, у Украины в нынешнем противостоянии не было бы шансов. Такое впечатление, что российская ставка была именно на то, что никто «извне» не вмешается – ну, потрындят европейские законопослушные ссыкуны, ну, пальчиком воздетым попугают. России пофиг, она со шваброй, а они нет, хыхыхыы.


Если же система не замкнута (а она не замкнута) и в противостояние включаются другие акторы, расстановка сил может смениться (уже меняется) на диаметрально противоположную. Если Евросоюз вдруг уступит запредельным претензиям Путина и тот получит всё, на что претендует, сам Евросоюз как фактор даже региональной политики просто перестанет существовать – ну кто с ним после этого будет считаться? Даже если Европе прагматично не интересна тема Крыма, собственная репутация всё ещё представляет для неё немалую ценность (чего Путин, похоже, вообще не понимает – молодец). России, в свою очередь, может быть сколько угодно наплевать на политическое давление со стороны ЕС и США, на дипломатическое давление, на экономическое – но это «наплевать» с каждым днём оборачивается всё большими потерями. И даже если России как государству начхать (я деликатен в выборе слов, да) на свою репутацию, её репутационные потери легко конвертируются в сокращение доступных для государства (и его граждан) возможностей и в итоге переходят в потери чисто материальные. В итоге Россия, конечно, останется со своей любимой шваброй, хыхыхыыы, но применять её сможет только в пределах своих государственных границ.


Чем сердце, видимо, и успокоится.


Но переворот ситуации с первого варианта на второй совершенно не исключает того, что Крыму совершенно необходимо самоуправление – и на уровне автономии, и местном уровне. Собственно, не только Крыму – точно так же оно необходимо и Львову, и Донецку, и Киеву, далее везде. Большая часть нестроения, из-за которого ситуация спазмировала в Крыму и других регионах Украины, происходит из-за того, что регионам долго (два десятилетия) навязывали способы решения вопросов, которые эти регионы заведомо лучше могут решить сами и в своих интересах. И в тот момент, когда киевская «вертикаль» хрустнула под напором Майдана, регионы увидели возможность от этого пресса избавиться. Тему почти везде ухватили и изгадили прежние подъянуковичи и новые авантюристы, но это всё накипь, а в основе-то лежит вполне рациональные ожидания людей, до отчаяния уставших от диктата вцепившейся во власть коррумпированной сволочи. И нестроение это будет продолжаться ровно до тех пор, пока какое-то новое правительство страны не предложит регионам сформировать собственные системы местного самоуправления. Назовите это «федерализацией», назовите это как хотите – но это был бы отличный ход для успокоения истерики на местах и мощнейший импульс для развития Украины в целом. И, наоборот, попытка взять «мятежные» территории под жесткий централизованный контроль приведёт только к росту сепаратистских настроений. Я уж не говорю о том, что для установления такого жесткого контроля у центрального правительства Украины сейчас просто нет ни авторитета, ни финансов, ни других необходимых ресурсов.


Идея переформатирования власти в стране на основе местного-регионального самоуправления мне лично представляется плодотворной. Причём именно сейчас для её реализации возник целый ряд предпосылок, которых раньше не было.


А как всё обернётся не в теории, а на деле, мы увидим уже очень скоро.


Share






via WordPress http://ift.tt/1d8Pn2n

среда, 12 марта 2014 г.

Одна из Альмедингенов

Эдит Марта Альмединген

Эдит Марта Альмединген



Скорее всего, фамилия «Альмединген» вам не знакома. Поиск по русскоязычным источникам даст ссылку на Википедию, которая перечисляет с десяток представителей этой дворянской фамилии начиная с Алексея Александровича Альмедингена, мододым человеком приехавшего в Россию из Европы в начале XIX века. Его потомки – за редким исключением – отдавали должное не только военной и статской службе, но и литературе, художественной или документальной, а также издательской и просветительской работе. Писали они, например, книги по сельскому хозяйству, государственному управлению и местному администрированию – но это больше мужчины, женщины же отдавали предпочтение подростковой и детской литературе. Екатерина Альмединген стала довольно широко известна как автор детских повестей и рассказов, которые публиковала под псевдонимом «Е. Александрова». Один из её братьев, Александр Николаевич Альмединген, пошёл по научной части (он стал основателем первой в России школы практической химии им. М. В. Ломоносова и директором Высших торгово-промышленных курсов в Санкт-Петербурге), но и художественной литературе внимание уделял – причём писал тоже рассказы для детей. Женился он в 1882 году, как сказано в биографической справке, на англичанке Ольге Поль, там же упоминается их сын – Георгий Альмединген, историк литературы и доцент Ленинградского педагогического института, умерший в уже в 1940-х годах.

Справка эта по разным причинам не полна и не точна. Во-первых, Ольга, жена Александра Николаевича, хоть и была родом из Англии, до замужества носила фамилию не Поль, а Полторацкая – она была родом из тех самых Полторацких, которые дали России множество крупных администраторов, промышленников, военных и просто известных лиц (скажем, незабвенная Анна Петровна Керн была в девичестве Полторацкой), а бабкой Ольги была племянница поэта Роберта Саути. Во-вторых, кроме сына Георгия, у Александра Николаевича и Ольги Сергеевны было еще шесть детей – и в том числе дочь Марта, о которой русскоязычному интернету до последнего времени не было известно решительно ничего.


Марта Александровна Альмединген родилась в Санкт-Петербурге в 1898 году. Отец её, Александр Николаевич, ушёл из семьи всего через два года после её рождения – печальное обстоятельство, которое лишило его бывшую жену и их детей и того невеликого достатка, который был у них прежде. Несмотря на постоянные материальные затруднения, Марта сумела поступить в Ксенинский институт благородных девиц, а в 1916 году и в Петроградский Университет, который закончила уже после революции в 1920 году. Тогда же начала преподавать в университете английскую средневековую историю и литературу. Её мать, Ольга-Сара Полторацкая-Альмединген, умерла в 1919 году. В сентябре 1922 года Марта получила разрешение покинуть страну и в начале 1923 года переехала в Великобританию, на родину её матери, где занялась преподаванием и изучением русской истории и литературы.


Вскоре она начала писать и публиковать (обычно под именем «Эдит Марта Альмединген») художественную прозу, книги по истории, воспоминания, и к концу 1930-х годов добилась в литературе первых серьёзных успехов. В 1937 году она опубликовала исторический роман «Молодая Катерина» («Young Catherine») о молодости будущей императрицы России Екатерины II. За ним последовали «Лев Севера» («The Lion of the North», 1938) о шведском короле Карле XII, «Замужем за Пушкиным» («She Married Pushkin», 1939) о Наталье Гончаровой. В 1941 году вышла и была тепло принята публикой книга воспоминаний Альмединген о русском периоде её жизни «Наступит завтра» («Tomorrow Will Come»), которая получила от журнала «Atlantic Monthly» весьма внушительный по тем временам приз в пять тысяч долларов как лучшая документальная книга года. Затем была издана «Фрося: Роман о России» («Frossia: A Novel of Russia», 1943) – полуавтобиографический роман о девушке из дворянской семьи, которая остаётся совершенно одна посреди урагана революции.


Среди вышедших в следующие два десятилетия книг Альмединген были исторические исследования о Карле Великом и допетровской и императорской России, биографические романы о Франциске Ассизском и Анне Павловой, антиутопия «Держись, возлюбленный мой город» («Stand Fast, Beloved City», 1954), детские повести, популярные переложения классических эпосов, цикл романов на основе реальной и богатой на события истории её собственной семьи… Всего Альмединген написала более четырёх десятков книг. Одной из последних её работ стали мемуары «Мой Петербург: Воспоминания детства» («My St. Petersburg: A Reminiscence of Childhood», 1970). Умерла Марта Александровна в своём доме во Фрогморе, графство Шропшир, в 1971 году.


Не стоит даже упоминать о том, что ни одна из её книг никогда не была опубликована на русском языке. К тому времени, когда это стало возможно, имя Марты Альмединген давно затерялось на полях обширных мартирологов русской эмиграции – имя одной из малопримечательных для взгляда из России бывших петербургских «ксенинок», которые хоть и нашли для себя новую Родину, но никогда не забывали о Родине прежней.


Я набрёл на историю Марты Альмединген совершенно случайно – благодаря единственному рассказу, опубликованному в 1929 году в совершенно не подходящем для неё чикагском журнале «Weird Tales». Но в мире всё тесно переплетено, и когда я начал вытягивать ниточку её истории, ниточка эта потянулась через Англию обратно в Петербург – на Смоленское лютеранское кладбище, где похоронены её предки, и на стоящую в пяти минутах ходьбы от моего дома Уткину дачу, некогда знаменитую, а ныне полуразрушенную родовую усадьбу Полторацких у слияния Оккервиля и Охты.


Share






via WordPress http://ift.tt/1erfB04

воскресенье, 9 марта 2014 г.

суббота, 8 марта 2014 г.



via Instagram http://ift.tt/1cjZztC


Share






via WordPress http://ift.tt/1g8GYAh