вторник, 11 августа 2015 г.

Эффект политического глухаря (Из рубрики “Природа власти для любознательных”)

(Опубликовано 9.07.2015 на сайте еженедельника «Новое время»)

Власть даёт множество поводов для занимательных наблюдений. Опытный натуралист может многое рассказать о периодах спячки депутатов и сезонах накопления ими жировых отложений, о стайном поведении парламентских фракций, иерархической структуре министерских прайдов, о кровавых ритуалах смены вожака и, конечно, об уникальной видовой способности политиков под названием “вечный гон”.

Сегодня мы поговорим о самозабвенности, столь характерной для всех представителей власти – так называемом «эффекте глухаря».

Типичный политик способен слышать избирателей только в краткие сезоны предвыборных кампаний. Во все прочие периоды активности он с готовностью имитирует наличие слуха, но на самом деле для получения сигналов извне слухом не пользуется. В таком состоянии политик способен только слушать (обычно в форме так называемого “участия в слушаниях”), но не способен слышать (то есть, осмысленно воспринимать информацию).

Чем это свойство обусловлено? Политики уверены, что располагают куда более полным представлением о происходящем “на самом деле”, чем их избиратели. Типичный политик видит реальность как поток официальных документов, изредка прерываемый телевизионными эфирами с его, политика, участием. Вы, вероятно, замечали, что после получения мандата депутаты почти перестают общаться с отдельными избирателями. А если от такого общения уклониться не удаётся, они всячески уходят от прямых ответов, предпочитая отвлеченные рассуждения. Их сознание отторгает услышанные вопросы как нечто чуждое, воспринимает их как бессмысленную тарабарщину, которая не имеет отношения к привычной конкретике документооборота. Только появление съёмочной группы даёт шанс переключить политика в режим “интервью” или в режим “дебаты” и сделать его чуть более отзывчивым к внешнему воздействию.

Проблемой налаживания связей между тем, что происходит “на самом деле” у политиков, и реальностью, в которой по незнанию продолжают существовать избиратели, заняты десятки посредников-политологов. Их усилия, впрочем, не слишком результативны (возможно, потому, что им, как и политикам, платят чаще всего не за результат). Типичная реакция избирателей на придуманные ими объяснения сводится к горестному крику “они что там, белены объелись?” и также не способствует достижению взаимопонимания.

Разрыв между “на самом деле” политиков и реальностью, которая дана в таких острых ощущениях избирателям, создает постоянное напряжение и регулярно приводит к неприятным последствиям. Представьте себе политическое решение, принятое на основе депутатского понимания “как все обстоит на самом деле” и предназначенное для внезапного и неотвратимого внедрения счастья в избирателей. Однако избиратели живут в реальности, которая не имеет с бумажным “на самом деле” почти ничего общего, а потому предназначенное им по документам счастье правильно воспринять просто не в состоянии. Вместо него они (в который раз) получают нечто непредсказуемое и, как правило, неприятное по ближайшим последствиям. Это вызывает немалую оторопь и в стае политиков (“мы же не этого хотели!”), и в стане избирателей (“долго еще они будут над нами издеваться?”).

Неоднократно предпринимались попытки “переключить” политиков с решения проблем, существующих только “на самом деле”, на решение так называемых реальных проблем. Станислав Ежи Лец решил эту задачу популярным афоризмом “В действительности всё обстоит совсем не так, как на самом деле”, но можно считать установленным, что даже многократное повторение этого заклинания в присутствии политиков никаких результатов не дает. Исследователи предлагали меры медикаментозного, гипнотерапевтического и экстремально-педагогического характера, но даже ударные их сочетания так ни разу и не дали удовлетворительного и устойчивого эффекта.

К счастью, давно известно и неоднократно проверено на практике простое народное средство от политической самозабвенности. Средство это описывается нестрогой формулой “изыди, каналья” и сводится к отрешению политика от всех представительских и административных функций. Всего через три месяца после такой процедуры депутат, министр и даже президент восстанавливают способности к общению и становятся чрезвычайно похожи на людей.*

Правда, при любом упоминании о “сессиях”, “комиссиях” и “консенсусе” в зрачках бывших политиков неизменно появляется горизонтальная развертка, усиливается рефлекторное слюноотделение, а пальцы начинают непроизвольно двигаться – не то искать кнопку для голосования, не то прятать невидимую карту в воображаемом рукаве. При появлении таких симптомов достаточно щадящего удара карандашом по переносице, чтобы снова привести забывшегося слугу народа в чувство.


* Это, безусловно, не относится к современной России. Как, впрочем, и весь остальной текст.

 

Share



via WordPress http://ift.tt/1Nn5dJe

Комментариев нет: