четверг, 24 апреля 2014 г.

О прагматической пользе шулерства

(По мотивам записок в фейсбуке примерно двухнедельной давности. Будем считать, проверено на отсутствие сиюминутности.)


Публика удивляется, из каких таких стратегических соображений Кремль делает из России страну-изгоя (а ведь делает, причём чётко сознавая, что именно он делает), усугубляет и без того неслабые бюджетные и внутренние социальные проблемы, а также последовательно убивает всякую привлекательность российской экономики для инвесторов. Специалисты не находят ответа, их шкала оценок пасует, их понятийный аппарат не срабатывает.


Ну, вот вам версия: у Кремля совсем другая шкала оценок и совсем другой понятийный аппарат. Допустим, для них социальный кризис – весьма желательный промежуточный этап, который позволяет оптимизировать структуру потребления, провести полную переориентировку потребительского рынка на отечественную продукцию, какова бы она ни была по качеству и количеству. Зачем? Во-первых, этим достигается экономический суверенитет, который сам по себе может восприниматься как желанная утопия. Во-вторых, на тот случай, если экономика Запада обрушится процентов на восемьдесят, Париж превратится в тыкву, а Вашингтон станет столицей ядерного халифата. Ладно, допустим, что на самом деле в Кремле в это не верят, что всё проще: скажем, они считают, что возможности конструктивного сотрудничества с Западом для их весёлой компании исчерпаны и никаких буржуйских инвестиций в Россию ждать больше нет смысла, а те, что есть, будут выводиться. То, что для других экономик было бы катастрофой, для них – манна небесная: открывается возможность заместить все сторонние инвестиции собственными деньгами. Это ничего, что от такого самофинансирования упадёт эффективность экономики – ерунда. Зато никто не будет путаться под ногами с международными договорённостями и правами человека. Это ничего, что медицина откатится на уровень 1970-х – это тот самый уровень, с которым население согласно мириться перед лицом всемирного заговора против России. Зато можно поприсоединять новые территории, не озабочиваясь последствиями. Это ничего, что такая экономика будет выглядеть архаичнее, чем плохо смазанный арифмометр «Феликс», и так же громко хрустеть шестернями. Зато она будет полностью подконтрольна, включая правильные движения котировок нужных пакетов акций на том, что будет изображать суверенный национальный фондовый рынок. Можно также вернуть светлую мечту советского человека – фиксированные цены на хлеб, водку, носки и прочий ширпотреб. И все проблемы бюджета решать эмиссией, не озабочиваясь инфляцией, которой в СССР, как известно, до Горбачёва не водилось. И так далее.


Добро пожаловать в Сочи 2014! (с) Василий Слонов

Добро пожаловать в Сочи 2014! (с) Василий Слонов



Это сказка, конечно, но с довольно толстым намёком. На самом деле мы не знаем, какие именно у них там стратегические приоритеты, потому что в том, что они озвучивают, рационального всё меньше и меньше, а в том, что они делают, его уже почти совсем не осталось. Осталась тактическая прагматика одинокого битого шулера, которого жизнь научила (неоднократным канделябром по мордасам) двум правилам: первое – обмани всех, иначе обманут тебя, и второе – хватай и беги, и плевать на последствия. Такая вот простая тактика.

А что до стратегии – тут надо процитировать классику.



«Великий стратег был более, чем стратегом. Стратег всегда крутится в рамках своей стратегии. Великий стратег отказался от всяких рамок. Стратегия была лишь ничтожным элементом его игры, она была для него так же случайна, как для Андрея – какой-нибудь случайный, по прихоти сделанный ход. Великий стратег стал великим именно потому, что понял (а может быть, знал от рождения): выигрывает вовсе не тот, кто умеет играть по всем правилам; выигрывает тот, кто умеет отказаться в нужный момент от всех правил, навязать игре свои правила, неизвестные противнику, а когда понадобится – отказаться и от них. Кто сказал, что свои фигуры менее опасны, чем фигуры противника? Вздор, свои фигуры гораздо белое опасны, чем фигуры противника. Кто сказал, что короля надо беречь и уводить из-под шаха? Вздор, нет таких королей, которых нельзя было бы при необходимости заменить каким-нибудь конем или даже пешкой. Кто сказал, что пешка, прорвавшаяся на последнюю горизонталь, обязательно становится фигурой? Ерунда, иногда бывает гораздо полезнее оставить ее пешкой – пусть постоит на краю пропасти в назидание другим пешкам…»



Вот примерно в этом направлении они и мыслят, граждане пешки.






via WordPress http://ift.tt/1roMfWr

Комментариев нет: